У нас в гостях. Лидия Орлова: Журналистика моды считалась самой низшей ступенью профессии. Журнал «Ателье» № 04/2014 (апрель)

Автор: admin

Лидию Орлову без преувеличения можно назвать основоположницей современной российской журналистики о моде. От советской «Работницы» в 70-е до первого независимого издания 90-х «Московский стиль» – таков профессиональный путь Лидии Витальевны. Сегодня она читает лекции на факультете журналистики МГУ в рамках спецкурса «Журналистика моды». Наш разговор о том, почему у нас нет национального журнала с лекалами, разработанными российскими конструкторами, и есть ли надежда, что он когда-нибудь появится.

Текст: Светлана Костенко
Фотографии: Александр Шабельников.

Лидия Витальевна ОрловаЛидия Витальевна Орлова

Лидия Витальевна, давайте вспомним, когда в России вообще появились первые готовые лекала в печатном виде…

Это было достаточно давно, в 1857 году, в журнале «Мода». История его издания связана с именем Елизаветы Францевны Сафоновой. Вдова с тремя детьми, вынужденная сама зарабатывать на жизнь, она стала издателем первых модных журналов. В 1838 году она выпускает «Листок для светских людей». Потом переименовывает его в «Журнал парижских мод» – чтобы выжить на этом новом и непростом рынке, Сафонова постоянно меняла названия своих изданий. Позже журнал стал называться «Мода: журнал для светских людей». Все шло неплохо, но в 1851 году Сафонова решила передать журнал своей дочери Софии Лундт, которая в свою очередь перепродала издание мужу Олимпиады Рюминой (известной нам благодаря портрету О. Кипренского, – прим. ред.). В результате журналам Сафоновой пришлось конкурировать с журналом Рюмина, который она сама когда-то основала. И хотя тиражи в то время были мизерные, нескольким изданиям было тесно на рынке, поскольку мода как общественное явление находилась в зачаточном состоянии. Издатели воевали за каждого подписчика. В 1856 году журнал «Мода» вышел за пределы столицы: 6 экземпляров были отправлены в Омск! Через два года в журнале впервые появилась реклама. Можно сказать, что рынок модных журналов медленно, но развивался.

Что происходило с модными журналами и лекалами в годы советской власти?

Журналы с выкройками обычно появлялись тогда, когда на них был спрос. Например, в годы НЭПа, когда разрушенная страна потихоньку возвращалась к жизни. В 1926-29 гг. выходил «Женский журнал», в котором печатались лекала в уменьшенном виде. Это вообще был журнал общесемейной направленности с различными советами по домоводству, лечению и т.п. К созданию иллюстраций привлекали ведущих художников-графиков того времени.

Потом периодически выходили различные модные издания, но в основном они носили теоретический характер. Полноценный «Журнал мод» с выкройками вышел в 1945 году сразу после Победы как своего рода подарок советским женщинам. Здесь были уже выкройки в натуральную величину: белье, платья, пальто, вечерняя мода, детская одежда. Разрабатывал коллекции Общесоюзный дом моделей одежды. Выходил журнал 4 раза в год тиражом 10 тыс. экземпляров. Фактически он был ориентирован на элиту и работников ателье. Был раздел «Заграничные модели», по моделям которого можно судить о влиянии стиля new look на моду того времени.

В целом издание этого журнала можно расценивать и как пропагандистскую акцию. После войны в СССР стали привозить из оккупированных стран много вещей, которых раньше советские женщины не видели. Поэтому случались курьезы, когда дама могла появиться в обществе в пеньюаре, приняв его за вечернее платье. Нужно было просвещать советских женщин, прививать им вкус к одежде, одновременно показывая, что народ-победитель живет не хуже других.

«Журнал мод» выходил много лет, у него была красивая цветная обложка, он был, безусловно, полезен тем, кто шил, но журналистики в нем не было. Только краткие аннотации к моделям.

На ваш взгляд, когда началось зарождение журналистики моды?

Намного позже. В 1970 году я пришла в журнал «Работница» и начала вести раздел «Домашний калейдоскоп». Тогда сотрудники, которые писали о моде, считались самым низшим звеном журналистики. На первом плане были общественно-политические темы. Но тиражи в то время были огромные – у «Работницы» больше 20 млн экземпляров! И во многом благодаря материалам о моде, шитье, домоводстве…

В «Работнице» были листы с лекалами?

Сначала были, но потом типография «Правда» отказалась их печатать – слишком сложно при таких тиражах. Поэтому мы перешли на выкройки в уменьшенном виде. Их для нас делала замечательный конструктор Тамара Леснова. В то время не проводились регулярные обмеры населения, трудно было ориентироваться в размерной градации. Те параметры, по которым создавал лекала Дом моделей, не всегда соответствовали параметрам обычных женщин, поэтому Леснова дорабатывала выкройки, опираясь на свой многолетний опыт. Мы выбирали для публикации в основном модели свободного покроя, не прилегающие, вещи-трансформеры. Были у нас и своего рода бестселлеры. Например, по нашей просьбе художник-модельер Ирина Крутикова разработала выкройку ушанки, в которую вскоре оделась вся страна, и даже в ателье шили головные уборы по нашим лекалам.

Через некоторое время к нам присоединилась конструктор Нина Малькова, которая давала уроки адаптации выкроек под особенности конкретной фигуры, показывала, как самостоятельно смоделировать нужный рукав или воротник. Все эти материалы были чрезвычайно востребованы: в день мы получали до 100 писем, на которые обязаны были отвечать.

Все дальнейшее, что со мной случилось, произошло во многом после того, как в 1980 году мне удалось добиться выделения валюты на приобретение западных журналов мод. К нам стали приходить французские и немецкие журналы. И мы получили от них разрешение на перепечатку некоторых моделей – только фотографий, без выкроек, конечно. Это был прорыв! Впервые в таком массовом издании, как «Работница», появилась западная мода.

Как развивались события с началом перестройки?

В 1986 году у руководства страны возникла идея создания совместного российско-западного журнала, где половина материалов была бы из «Журнала мод», половина – из западного издания. Это была очень сомнительная затея с точки зрения авторского права, но тогдашние партийные боссы не видели преград. Незадолго до этого меня назначили главным редактором «Журнала мод», не знаю уж, в силу каких причин. Может быть, повлияло то, что у меня к тому моменту вышла книга «Азбука моды», было много статей в разных изданиях.

Проект совместного издания не состоялся, западный журнал вышел на русском языке без советской моды, а переводили его специалисты из нашего «Журнала мод». Редакция занимала одну комнату на последнем этаже Дома моделей на Кузнецком мосту. Было тесно, не было современного фотооборудования для проведения съемок… Непростые времена. Но вскоре под лозунгом «За державу обидно!» нам удалось получить большое помещение в здании между Петровкой и Неглинной, там был сделан ремонт, оборудовали современную фотостудию, гримерные… К нам пришли энтузиасты – фотографы, стилисты, журналисты, переводчики, искусствоведы, визажисты, художники. Мы все учились новой профессии – журналистике моды. И смогли обновить все три издания, выпускаемые редакцией. Весной 1988 года в Концертном зале «Россия» состоялась презентация обновленного «Журнала мод». В МИДе прошла первая в истории СССР пресс-конференция по моде, посвященная выходу нашего журнала. Тираж первого номера – 1 млн экземпляров. Прибыль от продажи журнала была невероятной – на эти деньги существовала куча чиновников Министерства легкой промышленности. Казалось, наступила новая эра…

Можно сказать, что вы фактически с нуля организовали редакцию глянцевого журнала?

Да, это было время, когда многое происходило впервые. Модная журналистика появилась тоже на наших страницах. Например, у нас была рубрика «В объективе – семья». Художники-модельеры создавали комплект одежды для реальной семьи: мама, папа, дети… Мы рассказывали об этой семье, давали советы по подбору гардероба, проводили фотосъемку. При этом старались делать как можно больше групповых снимков, поскольку видели свою сверхзадачу в том, чтобы показать, как может выглядеть толпа, улица, что люди не обязаны сливаться в безликую серую массу. Тогда это казалось очень важным. С нами сотрудничали замечательные модельеры. Например, Тамара Мокеева – человек, который создал стиль Раисы Горбачевой, при этом ни разу не выезжая за границу. Наталья Орская – моя любимая художница, со своим неповторимым стилем. В Общесоюзном доме моделей было много талантливых художников, при этом они обязаны были показывать общие коллекции. Непростая задача! Сотрудничество с журналом было для них отличной возможностью проявить собственный почерк, индивидуальность. В журнале было много материалов, адресованных детям, – даже бумажные куклы, одетые по моде. Мы печатали выкройки карнавальных костюмов для детей, были у нас материалы по вязанию, рубрики «В гардероб полной женщины», «За кулисами моды», среди манекенщиков встречались интересные персонажи, например, Артемий Троицкий… «Журнал мод» выходил шесть раз в год. В нем упор был на семью и на практические советы. Но не только. Печатали материалы о направлениях моды, репортажи с парижских показов. Кроме того, один раз в год мы выпускали журнал «Мода стран социализма» – модели предоставляли художники социалистических стран, лекала разрабатывали наши конструкторы. Четыре раза в год выходил журнал «Модели сезона». Тут был немного иной подход: мы давали тренды, рассказывали об истории моды. Но и выкройки были. Как же без них!

Долго ли «Журнал мод» просуществовал в таком формате?

До 1990 года. Вышел Закон о печати, который давал редакциям самостоятельность. Мы стали думать, как бы нам «на волю», из-под гнета Министерства. Но отпускать нас никто не собирался, начались меры давления на меня, на коллектив. В результате накануне новогодних праздников 1991 года мы практически всей редакцией ушли из «Журнала мод». К тому моменту мы уже зарегистрировали новый журнал и газету «Московский стиль». Взяли кредит. Помещения, конечно же, не было. Редакция перебралась ко мне в квартиру в Газетном переулке. Сначала тиражом в 200 000 экземпляров вышла газета. Она имела уникальный дизайн: раскладывалась в большой лист, который с одной стороны был полноцветным, а с другой – двухцветным, где мы печатали лекала. Газета продавалась влет! Мы чувствовали себя независимыми и очень богатыми. И готовили базу для выпуска журнала, который, конечно, издавать намного сложнее. Вскоре изменились экономические условия, ввели НДС, газета стала приносить меньше прибыли, надо было отдавать кредит… Дальше все происходило очень сложно, очень быстро и очень жестко, как все, что было в нашей стране в начале 90-х. Чтобы заплатить кредит, мы вынуждены были продать свои акции президенту Национальной страховой компании, который стал нашим учредителем (позднее его зверски убили – эти и другие описаны в моих романах «Подиум» и «Бренд. Повод для убийства»).

Чем журнал «Московский стиль» отличался от предыдущих проектов?

Первый номер вышел в декабре 1992 года. В рамках этого издания с нами сотрудничали первые независимые модельеры. Они давали нам лекала своих изделий бесплатно, расценивая это как продвижение своего бренда. Кроме того, мы устраивали показы, что тоже способствовало популяризации дизайнеров. В это время благодаря общественной организации «Леди-Лидер» у нас сложилось тесное сотрудничество с французскими модельерами. Они охотно делились с нами фотографиями своих моделей и лекалами. В 1994 году мы выпустили специальный номер журнала «Московский стиль», посвященный знаменитой французской школе «ЭСМОД». В нем было много фотографий, рисунков, аналитических материалов, отражающих тенденции моды. Но главное – впервые у нас были опубликованы настоящие французские выкройки, описана технология шитья. Номер имел ошеломляющий успех. Был даже прием в резиденции французского посла.

Надо сказать, что особый интерес к России проявлял Ив Сен-Лоран. В тот короткий период, когда после смерти Диора Ив Сен-Лоран возглавлял его Дом (1957-60 гг.), модельер подписал договор с Аллой Левашовой, российским дизайнером, руководителем Специального художественно-конструкторского бюро, по которому она получала лекала промышленных коллекций. Левашова отшивала по этим лекалам образцы и приглашала российскую прессу к себе на показ. Сейчас это кажется невероятным, но тогда никто еще не воспринимал Россию как конкурента, и западные компании в первую очередь искали новые рынки, были заинтересованы в популяризации своих брендов, поэтому так щедро делились тем, что имели. Ив Сен-Лоран, например, в 80-е годы предлагал открыть в Москве свою школу дизайна, но эта идея, увы, воплощена не была. Вскоре перестал существовать и наш журнал – после смерти учредителя нас некому было поддержать…

Вы вместе с группой единомышленников проложили дорогу современным глянцевым журналам. Что из сегодняшнего многообразия журналов о моде вам лично кажется самым интересным?

Я любила всегда L’Officiel. Эвелина Хромченко печаталась и у меня в журнале «Коллекция М», который я делала после «Московского стиля». Но дело не в личных отношениях, а в том, что Эвелину всегда выделяло знание моды: ее истории, ее устройства как индустрии. И, конечно, поддержка русской линии: L’Officiel едва ли не единственный писал о русских дизайнерах, о заметных явлениях русской моды. Я прекрасно понимаю, что такое лицензионный журнал – это купленный проект. У нас сейчас кругом лицензионные продукты, не только в прессе, но и на телевидении, в кино, в других сферах жизни. Всем правит формат! И это очень обидно. Я не считаю правильным насаждать русские сарафаны и национальную вышивку. Я просто считаю, что нельзя жить, целиком ориентируясь на Запад. У нас есть свои особенности – климатические, ментальные, психологические, у нас есть свои привычки, в том числе и в одежде. И не учитывать это нельзя. И, конечно, жаль, что утрачено многое из того ценного, что была накоплено в нашей стране – и с точки зрения создания одежды, и с точки зрения журналистики.

Как вы думаете, ситуация может измениться?

Когда мы перестанем одеваться во все импортное, обязательно вернется национальный журнал мод!


Индустрия Моды

Статьи


Когда наше

Когда наше станет таким же доступным по цене, как импортное, тогда и будем отечетвенное потреблять.
По-моему уже давно роль играет не ориентир на западный вкус, а элементарная конкуренция.
А талантов у нас много, вот еще некоторые не копировали бы так откровенно Валентино (Ахмадулина и Газинская)....

Отправить новый комментарий

Содержимое этого поля хранится скрыто и не будет покано публично.
ModaNews рекомендует


В Петровском пассаже открылась выставка «Кино и мода 30-40 гг.» из коллекции А.Васильева (13123.17.jpg)
Новости
« Октябрь 2017  
пн вт ср чт пт сб вс
            1
3
11
18
24 25 26 27 28 29
30 31          
Новости

Новости
Рассылка: "Новости моды"